Отзывы пациентов

В апреле 2016 выпала коронка, доктор Павлов Михаил Алексеевич вместе с хирургом Воробьевым Дмитрием Викторовичем отлично выполнили работу. Специально не стала писать отзыв сразу, хотела убедиться, что все будет в порядке. Прошел год - никаких нареканий. Я консультировалась со своей подругой-стоматологом и рассказала, как все делали. Она признала, что у нее в клинике в моем случае просто удалили бы коре...
05/06/2017
Все

Зубные дела

Назад

Стоматологическая клиника в подмосковных Мытищах. На потолке видеокамеры, на стенах информационные стенды и иконы. Их здесь много. А еще горящая лампадка. Можно подумать, что ты находишься в часовне при медицинском учреждении. Здесь тоже лечат, требуют надеть бахилы, а по коридорам ходят люди в зеленых халатах. Основатель сети клиник – Евгений Лопатин. Давно состоявшийся предприниматель. Это сейчас у него развивающийся бизнес и штат сотрудников из 50 человек. Но так было не всегда.

Евгений Лопатин с протоиереем Василием Ермаковым

– Четыре клиники я отдал. Меня «кидали» два раза, – говорит Евгений Борисович.

– Отдавать тоже нужно уметь?

– А тебя никто и не спрашивает, просто забирают и всё. Как правило, люди отдавать не умеют. Это всегда большой стресс.

“Страдание – это движение, – говорит Евгений Лопатин. – Через страдание люди добиваются большого успеха. И через бедность”

С этих слов и началось наше знакомство. Бизнесмен и директор зубных клиник подчеркивает, что всё стоящее дается в нашей жизни с большим трудом. В 1990-е Лопатина «кинули» друзья и забрали основанные им клиники. Кто-то бы опустил руки, полез в стакан или взялся бы за ружье. Евгений Борисович всё начинал сначала. Тихо и спокойно.

– Страдание – это движение, – говорит Евгений. – Через страдание люди добиваются большого успеха. И через бедность.

Молебен в коридоре

В стоматологии оживление. Дети бегают, возятся с мягкими игрушками, которые разбросаны по всему холлу клиники, а взрослые, в том числе и некоторые сотрудники, готовятся к молитве. Они кладут записки с именами, раздают свечи. Даже тем, кто случайно зашел в клинику на прием. С улицы заходит женщина, и ей тут же подают свечу. Молебен служит высокий священник. Дым от кадила уносится вверх. Вот священник читает записки. Затем он обращается к присутствующим с напутственным словом. Всё очень по-доброму. Зеленые халаты расходятся по рабочим местам, я спрашиваю Евгения Лопатина:

– А вы всех сотрудников заставляете молиться?

– Нет, конечно. Всё добровольно. Они сами пишут записки с именами родных и близких. Когда священник приезжает, любой может помолиться.

Евгений Лопатин с сотрудниками

Потом выяснится, что в клиниках Лопатина работают и иудеи, и мусульмане. Их, по словам Лопатина, объединяет желание послужить людям. К священникам, которые иногда приезжают в клинику, они относятся с теплотой.

После молебна услышал любопытный диалог:

– Ну что, на этот раз не сработала? – мужчина смотрит на датчики сигнализации, которые в любой момент могли среагировать на кадило.

– Еще не вечер, она позже обычно срабатывает, – добавляет женщина.

«Можно зарабатывать деньги и оставаться нужным человеком»

– Ну, поняла всё? – обращается Евгений Лопатин к пациентке. Он в белом халате, она – после процедуры и уже собралась идти домой.

– Да, – отвечает женщина.

– Давай я тебя по-братски перекрещу. Я же переживаю за тебя! Помощник – это тот, кто искренне переживает.

Евгений Лопатин проводит небольшую экскурсию по клинике. Это его первое детище в Мытищах. Ящички, приборы, инструменты. Стоматологический кабинет, каким я его запомнил в детстве, был обставлен иначе.

Идем по коридору. Замечаю большие двигатели в маленьком помещении.

– Что это? – спрашиваю.

– Компрессоры для стоматологических установок. Ортопантомограф: делает обзорный снимок головы, – рассказывает владелец клиники. – Это – рентген для двух зубов.

Проходим мимо хирургического кабинета. Останавливаемся напротив комнаты отдыха – единственного места во всем заведении, где я бы смог быстро освоиться.

– Ординаторская. А это – стерилизационная. Здесь чистят приборы и инструменты. Операционная – здесь ставят имплантанты, кость наращивают, уздечку подрезают.

– А вот дети, да и не только, боятся стоматологов. Вы что-нибудь делаете, чтобы их успокоить? – спрашиваю.

– А вы чувствуете атмосферу здесь? – парирует директор. – Здесь спокойно, не устаешь. Детям мы игрушки даем. Анестетики современные. Небольшая доза – и человек ничего не чувствует.

– Фильм можем включить, – дополняет хирург и показывает на большой экран.

Экскурсия продолжается.

– Терапевтический кабинет. Здесь лечат зубы современным методом.

– Что это за современные методы?

– Горячая конденсация. У нас не только приборы, которые должны быть, но наши сотрудники ими пользоваться умеют. Делаем трехмерную обтурацию.

Уточнять, что такое трехмерная обтурация, я не стал. Интересен сам Евгений Лопатин как успешный и православный человек. Мы переместились в кабинет директора стоматологии.

Евгений Лопатин в своем кабинете

– Как вообще вам пришла идея открыть клинику? – интересуюсь.

– У меня товарищ был. Он уже умер, к сожалению. Он был стоматологом. И он мне посоветовал 20 лет назад открыть первую клинику.

– А практиковали уже?

– Я никогда не был стоматологом. Сегодня клиникой управляет моя супруга. А я – миссионер-пропагандист.

Евгений Лопатин окончил лечебный факультет Первого Московского медицинского университета им. И.М. Сеченова. Специальность: «лечебное дело».

“Господь ведет каждого человека. Наша задача – слушаться или якать. Чаще всего мы якаем!..”

– Господь ведет каждого человека. Наша задача – слушаться или якать. Чаще всего мы якаем! Гордыня и тщеславие. Так устроен человек. Мы редко слушаем. Мы сами свою жизнь выбираем...Вот я у своего друга в алтаре нашел два плаката 1911 года. Художник А.Ф. Фесенко. «Жизнь плохого человека» и «Жизнь хорошего человека». Мы тогда убирали алтарь. Картинки показались мне интересными. Потом мой друг отец Кирилл Федоров разрезал их ножницами, применил фотошоп, текст отредактировал. Теперь мы это все издаем и раздаем бесплатно.

Миссионерские пакеты, или, как их еще называют, «православные снаряды», уже получили более 60 тысяч человек.

Я был в Софрино. Говорю им: если хотите, берите. Они: а что ты хочешь? Я им: то, что даром дано, даром и отдаю. Они теперь издают огромными тиражами. Подлинник у меня остался.

«Когда ты работаешь ради денег – это уже страсть»

Рабочий кабинет Евгения Лопатина в клинике на Шараповской – это совсем маленькая комнатка. На полках документация: приходные ордера, акты. На столе под стеклом фотографии самых близких людей: епископ Видновский Тихон (Недосекин), отец Николай Струков и игумен Евмений (Лагутин).

– Через общение с владыкой Тихоном, через общение с братией я приобрел духовный опыт, – продолжает рассказ Евгений Борисович, но в кабинет заходит тот самый священник, который служил молебен. У него заболел зуб, и он приехал за помощью. Мы знакомимся. Отец Константин Елохин – давний и близкий друг врача и бизнесмена.

– В наше время православный предприниматель – это редкость. В основном все деньги хотят заработать, – говорит священник.

Он настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в Московской области. Мы всё еще сидим в небольшой комнатке в клинике на Шараповской.

Беседуем с ним долго. О вере, успехе и популярных ныне тренингах.

– Много энергии у молодежи. Сейчас важно, кто во что одет, какая у кого машина. Были бы деньги. Сейчас культ золотого тельца. Но Господь каждого пытается спасти.

Ну, заработаешь ты деньги, а дальше что? Дальше – власть? Ну, вот тебе и власть, а дальше что? Пока тебя не убьют. Пойми, для чего человек живет. Многие себя называют православными, но о Православии никто ничего не знает.

Отец Константин – тоже бывший бизнесмен. В молодости еще до прихода к вере пытался заработать, открыть свое дело.

– Я тоже занимался предпринимательством в 1990-х годах.

– Да у вас много общего! – говорю ему.

– Я его (Евгения Лопатина) понимаю, чувствую. Мне тогда было 20 лет, и у меня был 500-й «мерседес» S-класса.

– А чем вы занимались?

– Да чем только не занимался. 1990-е годы. Тогда посадишь палку – она уже начинает расти. На всем можно было заработать.

– Жилка же должна быть какая-то. Как так палку посадить? – спрашиваю.

– Понимаешь, каждый индивидуален. Господь провел меня таким путем и показал, что это не для меня. Я хоть жив остался. Многих убили. Многие одноклассники, друзья погибли.

С отцом Константином мы обменялись контактами. Я продолжил знакомиться с клиникой. От предложения сделать качественную чистку зубов отказался: за окном уже вечер, а вопросы еще остались.

– У вас везде фотографии отца Василия Ермакова. Какую роль он сыграл в вашей жизни? – спрашиваю Евгения Лопатина.

– Этот тот гвоздь, на котором висит люстра. У меня в жизни все было хорошо. У меня уже своя клиника. Были пациенты, я уже купил машину. А старшая медицинская сестра в той клинике – попадья. Она была духовной дочерью отца Василия и ему обо мне рассказала.

Протоиерей Василий Ермаков и Евгений Лопатин

Так и состоялась их встреча – мастистого и известного петербургского протоиерея и подмосковного предпринимателя. Позже между ними возникнет настоящая мужская дружба.

“Отец Василий Ермаков не занимался моим воцерковлением, не исповедовал. Но он относился ко мне как к сыну”

– Я поехал в Питер. Был в пиджаке, как сейчас помню. Отец Василий взял меня пальцем за пиджак и повел. Там такая узкая дорожка была на Серафимовском кладбище. Он никогда не занимался моим воцерковлением, не исповедовал. Но он изначально относился ко мне как к сыну. Он познакомил меня со своей матушкой Людмилой Александровной Ермаковой. Она даже мне фотографию подписанную подарила: «Моему духовному сыну». Это черно-белый снимок отца Василия и матушки Людмилы.

О YouTube, российской стоматологии и русских страхах

Евгений Лопатин записывает на телефон и выкладывает на свой канал в YouTube видеоролики. Сейчас подписчиков более 4000 человек. Денег канал пока не приносит, но и цели такой Евгений не ставит.

– Ваши ролики в интернете. Зачем вы их снимаете?

– Это миссия. Это наиболее простой путь, чтобы войти в дом. Очень важно людям увидеть тебя, какой ты есть. Какой ты в реальной жизни. Не напудренный, не причесанный.

– Сегодня люди реально боятся заниматься бизнесом в нашей стране. Примеров много, когда бизнес, что называется, «отжимают».

– Я занимаюсь бизнесом по нескольким причинам. Но первая причина основная. Чтобы были достойные средства для содержания моей семьи. Это первое и основное.

– А разговоры про беспредел?

– Я бы не сказал, что всё так плохо, – отвечает Евгений Борисович. – Я недавно был в ЦРБ Мытищинском. Отвозил знакомого дедушку в урологическое отделение. У меня там знакомый. Он говорит, что полно молодых врачей, которые за свой счет повышают свое образование: хирурги, травматологи, гинекологи. И они потом зарабатывают приличные деньги. Россию и ее народ не сломать. У нас очень талантливый, умный и предприимчивый народ!

Евгений Лопатин

– Российская стоматология, на ваш взгляд, развивается?

“У нас есть открытия. Появляются методики. Проблема в том, что у нас нет производственной базы. Даже слюнявчики производят в Индонезии”

– У нас есть открытия. Развивается наука. Появляются методики. Проблема в том, что у нас нет производственной базы. Это большая проблема. Даже слюнявчики производят в Индонезии.

Предлагаю Евгению Борисовичу еще раз пройтись по кабинетам, чтобы узнать, кто производит медицинские препараты, лекарства, которые попадают в наши медицинские учреждения.

– Это маски из Малайзии, – мы находимся в операционной. – Пломбировочные из Германии. Масса слепочная тоже из Германии. А это очень ядреный цемент. Тоже не наш. У нас кроме стаканчиков…

– Стаканчики тоже не наши?

– Нет, стаканчики у нас делают. И дезинфицирующие салфетки. А вот иголки делают в Корее.

– А тяжелую технику?

– Это из Японии.

До станции «Мытищи» мы с директором едем вместе. У Евгения Лопатина большой внедорожник. Это я к тому, что есть люди, их очень много, которые занимаются своим делом, путешествуют, снимают ролики, хорошо одеваются и за всё благодарят Бога. По дороге мы разговариваем о жизни, смерти и деньгах. Евгений Борисович подарил большую икону святителя и исповедника Луки, архиепископа Симферопольского. Святитель Лука, хоть бизнесом и не занимался, но свое дело знал и любил.

С Евгением Лопатиным
беседовал Никита Филатов

>5 ноября 2015 года